errni

Category:

Танцующая звезда.

Часть 1.

Время ничего не меняет, кроме календаря. Ничего. И никого.  

Новая начальница угрожающе красиво презентовала себя. Точно змея, которая завораживает бандерлогов, она вытянулась и сложилась огромными кольцами с причудливыми орнаментами, которые то и дело меняются, в зависимости от Ее настроения. Мы принимаем Тебя. 

Мы верим Тебе, Новая.  

На выставке людно. А значит, это успех. Твои фото повсюду, они просто великолепны. От них веет горячим южным солнцем и теплом, таким, что губы начинает жечь, а глаза слезиться. 

Нужно носить в себе еще хаос, чтобы родить танцующую звезду. Что такое звезда?  

Рыжеволосая женщина зашла под занавес и направилась прямиком к тебе. Она аккуратно встала рядом, в поле твоего зрения, просто чтобы ты обернулась. И ты обернулась. Она кивнула. Ты среагировала - этого-то ей и нужно было.  

Вы выходите на воздух, прямо на крышу студии, чтобы перекурить. Она что-то тянет, ищет по карманам и тут достает небольшое фото, но там ты и та самая, что.. 

Новая начальница требовательна и скрупулезна. Она просто запрещает опаздывать, задачи летят письмами счастья на почту и днем и ночью. А ты должна улавливать и быть той, которая Ей нужна. И Ей нужна ты, потому что ты успеваешь за ней. За её словами, возможно, и мыслями. Но между вами пропасть. Вы по разные стороны реки. И как бы вы не тянули друг к другу руки, они никогда не соприкоснутся.  

Рыжеволосая изучает твое лицо, твою реакцию и мимику под микроскопом, она подстраивается и мягко направляет туда, куда нужно. Нужно избежать прямых вопросов во что бы то ни стало, но Рыжеволосая словно знает, да нет, она точно уверена в своем прямом попадании.  

ТЫ 

Мы проводили столько часов в этом офисе, что уже казалось, мы оттуда не выходим вообще. Наша начальница почти всегда казалась суровой и редко бывала довольна. Думалось, что ей вообще не нужно было ничего, кроме как здесь и сейчас. Но вот вы с ней пересеклись на обеде, когда она пересела за твой столик и заговорила. Заговорила ни о чем. Очень отстраненно, что в выходные нужно вырваться из города, вырваться, чтобы хоть немного подышать, подумать. Не хочешь ли ты вместе с ней?..  

И ты как-то легко с ней согласилась.  

Она заехала за тобой на следующее утро, и вы оказались вместе в одной машине на несколько часов. Она просила тебя не брать вещей и прочего, потому что там, куда вы ехали, всё было. Она слегка улыбалась, а её бесподобный легкий румянец рефлекторно заставлял тебя концентрировать внимание на чем-нибудь ещё, но всё сводилось именно к нему. О чем вы тогда говорили? Да, кажется, ни о чем. Вы мчали от изъеденного перфорированного офисного воздуха и скуки на встречу неизвестности.  

Дом оказался просто огромным, спокойное местечко, собаки и кучка припаркованных машин свидетельствовала о возможной компании и новых персонажах. Ты шла за ней, как за щитом. В общем, как и всегда.  

В гостиной оказалось приличное количество разновозрастных дам, которые мило трещали на какие-то отстраненные темы, Она поздоровалась и представила их тебе. Вы выпили и развязали еще более милое общение, но Она уже была не просто рядом.  

Рыжеволосая еще раз задает какой-то вопрос, но ты не можешь отвечать, ком в горле и слезы бесконечности застыли в отражении забрызганного стекла. "Хотите, поговорим об этом в каком-нибудь другом месте или прислать повестку?" Ты смотришь на нее измученными и вопрошающими глазами, но она бескомпромиссно запрещает тебе расползтись по углам. Ты бы хотела, чтобы Её вообще не было в твоей жизни. Но время уже безжалостно к тебе. И нужно отвечать. Но что ей ответить? Что обычный манагер вдруг стала интересна Той, у которой было всё? Так не бывает. Ты застываешь на минуту с сигаретой. Берешь себя в руки, как тогда, и опорожняешь свой бокал. Наконец-то! Дрожь уходит, а взамен появляется тихое и молниеносное умиротворение.  

В том шале было миллион комнат, Она предпочла расположиться в самом углу дома, где было тихо, как в склепе. Она вообще находила такие тихие и неприметные места, что становилась невидимым свидетелем всего, что Ей было нужно. Но здесь свидетели Ей были не нужны.  

Взгляд Её переменился сразу после хлопка дверью. Вы были одни. Вы были нужны друг другу. И всё пошло на самотёк, хотя ты предвидела это. Но понимала, что после такого скорее всего сработаться дальше будет невозможно. Но т.к. ты давно мечтала сменить место работы, то, возможно, всё было и верно. За Ней. С Ней. По течению. В какой-то момент Она замкнулась в себе, посмотрев на экран сотового, но быстро отошла и стала прежней. Ваше время тикало и бессимптомно завершалось в самом спокойном сне, которого у обеих давно не происходило.  

Это было стечение обстоятельств или что-то иное? Пожалуйста, отвечайте на поставленные вопросы четко и правдиво.  

Она была легче перышка. Она не знала ничего, кроме здесь и сейчас, и не хотела знать. Вас было двое, и время это было только ваше. И Она стала Звездой. Из хаоса и пыли. Или же она породила этот хаос тогда в тебе?  

Тебе тяжело отвечать. Потому что в то утро, в шале, ты проснулась одна. Всё закончилось. Её не было. Не было ни одежды, ни сотового, да и вообще каких-то напоминаний о себе. Просто всё закончилось. 

А может, ничего и не было? 

Офис в понедельник встречал сонным серым облаком разногласий на ресепшене. Народ оглядывался на Её кабинет, но не решался туда зайти. В просвет жалюзи улавливалось очертание Её скул. Они были напряжены и заряжены. Одним словом, что-то произошло, но это была Её территория.  

Позже, на обеде, Она подсела. Лицо было уставшим и изможденным. Но нельзя было ни о чем спрашивать, потому что ничего и не было. Или тебе не хватило смелости? Трусость зябликов нижнего звена. Не способных на доверие умного и мудрого хищника. Что-то такое. В мире животных, одним словом, где твоя неспособность реагировать может привести к необратимым последствиям.  

И Она ничего такого и не сказала. Она просто посидела рядом, стул к стулу. Нечаянно задев тебя плечом, но не дотрагиваясь рукой, которая лежала рядом. Сцепленные губы разжались в символическую улыбку, после чего Она встала и ушла. В свой мир. 

Ты написала заявление. Его принял отдел кадров. И всё.  

Рыжеволосая настаивала на продолжении общения. Ты предложила ей кафе. Она согласилась. Сначала Рыжеволосая долго изучала меню, но ограничилась эспрессо. Ты заказала себе чай. Что должно произойти дальше? Кто подослал Рыжеволосую, ведь прошло уже сто лет с того момента? Ясности не было. Было понимание, что случилось что-то, но что именно? Могла ответить тебе только Она.  

И ты пошла в уборную, чтобы написать Ей смс, хотя это было весьма рискованное движение. Написав короткое Позвони мне, пожалуйста. Ты ждала секунд 5. После чего раздался звонок. Её голос наполнил мышцы ватой, а твой голос застрял в неизбежности. Она продолжала говорить, говорить, но твои мысли как свечка на ветру, то разгорались, то готовы были потухнуть, никак не могли сформулировать главное. А главное - это то, что Рыжеволосая была не от Неё. И ты просто повесила трубку. Отключила сотовый. И пошла на встречу ещё одному неизведанному хищнику.  

Рыжеволосая удивленно смерила своим взглядом твой силуэт и с новой силой принялась расспрашивать о той ночи. Но ты так нагло и надменно отвечала, что у той просто иссякли все силы и возможности для продолжения допроса. Теперь ты закрыла Её своей спиной. И Ей оставалось только восхищаться своей несостоявшейся ученицей.  

Рыжеволосая оставила купюру под чашкой и донесла до тебя, что всё еще будет перепроверять и не слезет с тебя живой, пока не докопается до какой-то правды. Но кто заказал правду, она так и не рассказала.  

После ты включила телефон, и он начал брякать пропущенными вызовами от Неё. Вот только этого сейчас тебе и не хватало. Последним пришло смс с текстом хочу любить. тебя. но теперь это стало невозможным.  

После чего тебе захотелось, непременно во всём разобраться. Но как это теперь возможно? 

Спустя час ты звонишь подруге с той самой работы, и вы трещите ни о чем, после чего она мимоходом упоминает о Новой, как о безалаберной тиранше, что истрепала всем нервы своими недосказанностями и придирками. Вы расходитесь на том, что она сообщает о Её некомпетентности во всем и скором уходе.  

Тут картинка меняется полярно, потому как у тебя не сходятся пазлы. Кому-то нужно Её раздавить? Кому? Почему через тебя? И где же теперь Она? 

Ты набираешь ей снова и снова. Снова и снова. Только ничего больше не происходит. Т.к. твой номер в блэклисте. И как Ей помочь? Уснуть не удается. Снова и снова перед глазами та последняя картинка, где в кафейне Она говорит, почему не смогла остаться в шале. Тогда Она сказала главное, это то, что наше время никогда не пройдет, пока оно живет в нас. А оно действительно жило. И до сих пор не растрачено. Как не растрачены мы.  

Проходит четверо суток, как тебе пора бы вернуться к своим обязанностям после волшебной презентации выставки. Ты не читаешь газет, не смотришь телевизор. Ты даже не ладишь с соцсетями. Но всё наваливается, и ты срываешься искать Её. Сквозь все пробелы. Хотя никаких напоминаний ни о Ней, ни о Рыжеволосой более не появляются.  

Ищущий да найдет. Ты уже у офиса, Её нового офиса. Там тот же жизненный темп, от которого ты отдалилась и по которому ты не скучаешь. И соприкосновение с ним тебе приносит болезненный дискомфорт до тошноты. Но тебе нужно Её увидеть. И поговорить. Ждать пришлось долго, теперь Она обедает не во вне, а внутри, и курит где-то там же. Вечер настиг врасплох, а Её силуэт был как всегда безупречен. Ты начинаешь снизу, как всегда, туфли на высоком каблуке, чулки, юбка ниже колена, пальто, шарф, и Её неотразимое лицо с тем самым румянцем. Она считывает тебя на лавочке, немного тормозит, но всё равно подходит.  

- Ну, пойдем? 

- У меня масса вопросов, которые мне нужно тебе задать. Ты располагаешь временем? 

- Если я к тебе подошла - значит, располагаю. - отчеканила она служебным тоном. 

У тебя всё клокочет внутри, но нужно сконцентрироваться и по максимуму Её сейчас допросить, ведь иной возможности более может и не случиться. Её тон снова холодный и отстраненный. Дробью Она отбивает шаги каблуками, уверенно и быстро, чтобы поскорее удалиться от офисных глаз, ведь они как всегда прикованы к Её силуэту.  

Мы заходим в Старбакс через некоторое время, берем напитки, садимся в дальний неподсвеченный угол и пялимся друг на друга. Она полна решимости. Она хочет сдаться, но ещё не до конца.  

- Кто прислал ко мне следака? 

- Я не знаю.  

- Что тогда случилось? 

- Ничего такого, что тебе нужно знать, там не случилось. Ещё по делу у тебя что-то есть? Если нет, я пошла.  

- Подожди, пожалуйста. Я прекрасно понимаю, что ты не делишься своими тайнами со случайными неслучайными, но пойми меня правильно, у нее наша фотография, общая. Она будет копать. Дальше. А мне с одной стороны нечего скрывать, а с другой - есть. 

- Что же тебе скрывать? - ухмыляясь, говорит Она 

- Наверное то, что было в комнате 35.  

Её скулы ёрзают и хищно раздуваются ноздри. Она вне себя от какой-то одной Ей понятной ярости.  

- Чего ты хочешь? Денег? Давай решим это быстро. Назови свою цену.  

Ты встаешь и уходишь. Так быстро, как Она не умеет на своих каблуках. Тут же начинает разрываться телефон. И тренькать звоночек сообщений. В них Она не боится. Но и не говорит правды.  

Ты готова сорваться головой вниз со всех высоток мира, чтобы больше ни о чем таком не думать. Но ты взрослая и состоявшаяся женщина, которая должна Ей доказать, что у тебя нет своей цены. Потому что цена в принципе отсутствует между вами двумя. Она продолжает бомбить сообщениями, а ночью снова звонит.  

- Алло?  

- Да. 

- Ты спишь? Спишь, конечно. Поздно уже.  

- Я теперь не сплю. Уже суток пять как. Я в режиме ожидания, когда же Ты мне всё расскажешь.  

- Я не могу. Теперь совсем не могу.  

- А кто сможет? 

- Не я. Точно. Я не могу этого сделать.. 

- Там была тогда Оля. Дай мне её номер, пожалуйста. Я думаю, может она сможет. 

- Нет. - рвёт Она. 

Чувствуется, как она теряет терпение. Как она закипает. Вся-вся. И сжимается пружиной.  

- Перестань. Пожалуйста. И не проси ничего. Я хочу, чтобы всё это закончилось поскорее. Просто закончилось.  

Гудки.. 

Ты ищешь Олю по каким-то обрывкам и пунктирным линиям на запястье. Она оказывается незаурядной и весьма популярной личностью. Которая не прочь с тобой пересечься, чтобы вспомнить тот вечер. 

- Я тогда была так рада за Неё. Наконец-то Она нашла Элле смену, да там и с Эллой по сути всё было как-то уж очень мутно. Но.. Короче говоря, она была в отношениях с Эллой, у них там всё как-то не очень было, у Неё же семья, дочь, в конце концов. А тут Элла, она вечно Её вырывала из семьи, дергала, тянула деньги. Но Ей Элла была в радость, что ли. Хотя, мы все думали, какая уж тут радость. Да не важно. И вот в тот вечер в шале Она привезла тебя. Ты, кстати, абсолютно всех там очаровала, с тобой легко. Ну, теперь, ты в своей нише - Улыбка - и перед тобой я бы вполне разделать. Ты ведь снимаешь обнаженку?  

Олин флирт сейчас был неуместен. И ты резко обрубила:

- Вообще-то глянец. И художественное фото, плюс репортажи. Короче, не важно. Оль, что там было? 

- Там была Элла. Она ворвалась, когда вы с Ней ушли. И ушли прилично давно. И Элла была уверена, что Она там не одна. Вот. И мы Её выдернули. Она вышла к нам и Элле и увезла её куда-то. А потом.. 

- И что было потом? 

- Она не говорила, но ко мне тут Рыжеволосая следователь завалилась. Прямо в офис, прикинь? 

- Так. Оля, отсюда давай-ка поподробнее. 

Оля пересказала их разговор от и до. Оказалось, что Эллу нашли в каком-то лесу. Там была одна часть Эллы. Другие части были раскиданы по берегу реки, недалеко от шале. А Её машина утоплена в болоте. После началось следствие. Но к Ней было не подкопаться. Машина не Её. Мужа. Муж - важный чиновник. Всё было бы смыто дождем, если бы не Рыжеволосая, которая как крот, начала рыть землю носом. И что у нее было на нас на всех - теперь не знал уже никто. Но она вскрыла через персонал шале многие факты того вечера, которые отрицать дальше было опасно.  

Ночные звонки от Неё продолжались. Теперь Она звонила с каких-то анонимных номеров, держа руку на пульсе и прощупывая почву. А почва уже уходила из-под твоих ног.  

- Алло. Это я. - выдох. вдох. Ты видишь, как смыкаются Её губы. 

- Да. Я слушаю.  

- Ты должна теперь придерживаться общего мнения.  

- Какого?  

- Меня там не было. Придумай, что ты там делала. И.. послушай, я очень тебя прошу, не ищи больше встреч со мной. - нежно и вкрадчиво просила Та, которая была тебе звездой.  

- Я и не искала бы, если бы не тот факт.. 

- Вот и не ищи. Когда станет можно, я найду тебя сама. Хорошо? Я всё понимаю, выглядит так, что я и Элла.. - она осеклась. - Но, хмм.. ты мне нужна. Правда. Не прошло и дня, чтобы я о тебе не вспоминала. Пока не получается иначе. И я не хочу повторений. Я хочу тебя уберечь. Понимаешь?  

Ты вышла на балкон своей студии. Села в шезлонг и закурила. Её - ни да, ни нет просто вымораживали и бесили. Как добиться правды от акулы бизнеса? Она умеет манипулировать. Она умеет пользоваться людьми как зубными щетками, если потребуется. По назначению и нет. Ты продолжала думать..

Что это было - сон или ночной разговор - ты уже и сама не понимала. 6 ночей без сна давали о себе знать полной раскоординацией. А тут еще и Рыжеволосая снова пришла. Такая свежая, такая бодрая и такая недосягаемая. Она сама предложила место, где вам нужно было посидеть, чтобы она задала тебе какие-то вопросы. Вы приехали на её машине, уселись и тут она вывалила пачку фотографий из шале. Отрицать очевидное стало бесполезно. Всю историю можно поднять по одним телефонным звонкам, по опросу сотрудников с бывшего места работы. Опрос работников шале уже дал неоспоримые факты того, что Она там была. Но вот откуда эти фото? Ты уже не понимала.

- Что между вами было? 

- Ничего. Коллеги выехали отдохнуть. 

- Коллеги вы или нет - но спать вы легли в одном номере с двуспальной кроватью. Давай на ты? 

- Вряд ли это что-то изменит. - Рыжеволосая язвительно напряглась. - Ну, давай.  

- Так вот, ты и она - расскажи, ты Её новое развлечение или пассия? 

- Вот ты мне и расскажи. У тебя же вся история событий.  

- Ну давай, я попробую, а ты меня поправишь. Ты добилась внимания такого человека, что здесь можно и побороться. Не так ли?  

- За что? 

- За место под солнцем. Ведь Она - твой шанс подрасти, так сказать, карьерно. Не так ли? 

- Всё отнюдь не так.  

- А как? 

- Есть такое понятие - чувства. Вот именно они нас и связали.  

- Ну ладно. А кто из вас двоих решил разобраться так лихо с Лариной?  

- И кто такая Ларина? 

- Элла Ларина. 30 лет. Без определенного места работы, но бывший личный помощник Варны.  

- Кого?  

- Варны Молчановой.  

- Я не знаю никакой Молчановой. Тем более Варны.  

- Так ли? А на этом фото кто? 

На фото была Она. Фото из паспорта Варны Молчановой с Её портретом.  

- Это бывшая начальница. Стелла Баум.  

- Мм. Угу. Так она тоже называлась. Когда-то. Но давай вернемся к Лариной? Хорошо? Ты запомнила ее на том вечере в шале? 

- Нет. Её там не было.  

- Или была, просто Варна или Стелла, как тебе больше нравится, не сочла нужным об этом сообщить. Она вывезла Ларину после всего куда-то в лес. И Эллу нашли грибники местные, по частям, раскиданным по лесу. Так что там у вас всех произошло? 

- Я не в курсе. Извините. Т.е. извини. Я правда ничего не понимаю, что там было такое, но я спала. Выбиралась оттуда на такси. Одна. И проснулась одна. В номере уже не было Стеллы.  

- Ты думаешь, я тут с тобой шутки шучу? Или у нас милая светская беседа? Нееет. Ты хоть понимаешь, что всех собак можно и на тебя спустить? А Стелла тебе поможет? Да ей плевать и на тебя, и на твою жизнь.  

- Я так не думаю.  

- Ну, конечно. Она просто придет ко мне в офис и даст признательные показания, что ты угнала в ту ночь машину, и у вас с Эллой был открытый конфликт. В общем, тебе не нужны препятствия были. И ты от них мастерски избавилась. А Варну покрывают все. И все, кто там был, уверенно утверждают, что Варна с утра покинула комнату 33 одна. 

- 35. 

-Что? 

- комнату 35. не 33.  

- ээ, да нет. по камерам наблюдения видно, что вы зашли в комнату 33.  

- Это не так. По тем же камерам видно, что мы с Ней заходили в 35. 

- Поехали туда. Покажешь. 

Мы приехали в шале, где всё так же было мирно и тихо. Только освещение немного напомнило о том вечере. Мы поднялись в тот самый номер. На нем действительно теперь висела табличка с номером 33. А 35-й был совершенно иначе устроен и расположен. Ты на минутку зависла, обнявшись с воспоминаниями, но молниеносно вышла из своих грёз при щелчке замочного язычка. Рыжеволосая стояла, скрестив руки на груди, и уверенно подталкивала тебя к пропасти.  

- Да, это правда этот номер. Но тогда я запомнила цифру 35. Не понимаю, как такое могло произойти. 

- А может, ты не помнишь и Эллу? Давай, вспоминай.  

Раздался звонок твоего сотового. Ты молниеносно взяла трубку.  

- Алло. - мужской голос. 

- Да? 

- Скажи ей, что ты подруга Ольги. Она в курсе. Не приплетай сюда Стеллу. В противном случае, мы тебе не сможем помочь ничем.  

- Так что скажешь-то? И кто тебе сейчас звонил? 

- Да никто, очередное кредитное предложение. Ты знаешь Ольгу? Она тебе всё и расскажет. Пока.  

Ты выбежала из шале мысленно проклиная себя за всё, особенно за лень, которая не дала тебе возможности водить свой автомобиль. Ты бежишь к серому полотну дороги, чтобы поймать попутку. Через час ты уже в метро. Но куда теперь пойти? И ты набираешь Оле. Она берет трубку и начинает инструктаж. Куда и когда подъехать, что брать и не брать. Но брать особо нечего. В студию ни ногой. Сразу к ней.  

Оля поселилась на набережной в районе Преображенки. В её лофте можно разводить слонов. Но она предпочла шиншиллу и шпица. А также компанию весьма буйной молодежи, что рубилась в ее квартире в кинект. Шубутное хозяйство уже крутится у твоих ног в ожидании реакции. Твоей реакции. Но тебе не до них. 

Оля мягко приглашает зайти. Сесть на диван. И немного выпить. Хотя бы чаю. Вид у тебя не айс, поскольку дорога и 6 предыдущих суток вымотали тебя насквозь. Ты пьешь пойло под названием поднимашка иммунашки и медленно вдавливаешься в невесомость дивана. И отключаешься. На сколько - совершенно не ясно. Но просыпаешься ты от звонка в дверь. Стелла говорит о чем-то с Олей, Она умоляет её не делать ничего, что принесет тебе вред. Ты слышишь, как Стелла плачет. Как говорит Оле, что ему ничего не нужно, даже Она. Ему важно только, чтобы Его имя в этой истории не всплыло. И он решил разыграть твою карту лишь потому, что так Он одним махом убивает всех мух. И остается чистеньким. Стелла просит Олю впустить её. Но Оля непреклонна и в конце концов раздается хлопок. А ты снова проваливаешься в глубокий сон.  

Ты просыпаешься среди ночи, когда Олины неонки начинают тебя будить и в результате добиваются того, что твое изрядно потрепанное тело поднимается и, едва не упав, ведет тебя в уборную. Но что-то тебя заставляет идти медленнее и аккуратнее. Из дверной щели сочится лужа крови. А в ванной тебе открывается картина Олиной неприглядной смерти. Девушка перерезала себе вены.  

Ты не помнишь, как оттуда вышла. Ты не понимаешь даже до конца, что произошло с этой женщиной, которая и мухи не обидела. Почему вдруг так? И ты набираешь Стеллу.  

- Алло. - гудок. Господи, ну возьми же ты трубку.  

Соединение.. 

- .. Это ты?  

- Да! - адреналин шпарит, заставляя тебя практически бежать по набережной. 

- Где ты сейчас? Так.. Послушай меня. Ты должна быть у Сокольников через 20 минут. Я тебя жду.  

Разъединило.  

Ты бежишь в сторону Сокольников, в 2 часа ночи машин крайне мало, да и опасное удовольствие сейчас ехать на машине. Ты озираешься по сторонам, нет ли хвоста. Но умом понимаешь, что в такой ситуации ты его вряд ли заметишь. Просто нужно двигаться. Быстрее.  

Машина Стеллы припаркована в месте, где нет фонарей, но Она заметила тебя и замахала рукой. Ты подбегаешь к Ней, и Она прижимает тебя с силой к себе, вдыхая жар твоего запыхавшегося тела. Настоявшись некоторое время — вот так, близко-близко, вы садитесь в Её машину. Она ведет уверенно и быстро. И говорит-говорит, пока ты умоляюще не можешь на Неё насмотреться. Она говорит о том, что Элла была Его любовницей. Достаточно давно. А потом Элла решила поиграть в любовь и с Ней. Элла не учла лишь одного факта, что беременность Ему её не нужна. И жена Ему тоже стала не нужна. Но лишить жену всего можно лишь в случае, если с Ней что-то случится, например, Она убьет любовницу мужа или просто станет заказчицей данного мероприятия. А ты - ты просто оказалась в неудачное время в неудачном месте. Рыжеволосая о чем-то догадывается, но с Эллой их что-то там связывает, типа старой дружбы, поэтому она как доберман - бросается на всё, что движется. А прошло действительно много времени с тех пор. Почему же сейчас? А потому, что Рыжеволосая раскопала Эллу в буквальном смысле слова. Потому, что мужу Её сейчас перед выборами совсем не нужно светить прошлыми обидами и компроматами. А вскрылось всё вплоть до того, что Стелле пришлось высадить Эллу там, где Он сказал. Дальше Его люди сделали всё, как Ему было надо. Стелла вернулась к своим делам, ничего не подозревая об Элле. Он убедил жену остаться с Ним до выборов. Но тут как назло появилась Рыжеволосая и заявила Стелле, что та убила Эллу Ларину. 

- Ну, а дальше ты знаешь. Ты теперь всё знаешь. И мы с тобой в одной лодке под названием ППЦ. Она выругалась, чего ранее за Ней не замечалось ни при каких обстоятельствах.  

- Но Ольга.. мертва.  

Стелла дала по тормозам. Нас закрутило и выбросило на обочину где-то за городом. Стелла почернела от ужаса и долго молча смотрела в одну точку. Скулы Её ходили ходуном, но Она поняла главное, что мы с ней всего лишь следующие в Его списке. А вдвоем мы просто отличная мишень. 

- От хищника убегать не нужно. От него нужно спрятаться. 

Слёзы Стеллы убедили меня в том, что бой практически проигран. И нужно либо идти сдаваться Рыжеволосой с поличным, либо прятаться, но как и где - знала только Стелла, которая уверенно шла до конца. Каким бы он теперь для нас не случился.  

Она вывернула руль и помчалась в другую сторону.  

Через 2 часа мы сидели рядом, а напротив сидела Рыжеволосая. Она ехидно смерила нас своим острым взглядом и вгрызлась в Стеллу когтями. Два хищника не могут ужиться на одной территории. А зяблику тем более там нечего делать. Но ты просто взяла Её за руку под столом. И Она почувствовала себя щитом для нас обеих, Она просто и связно пересказала Рыжеволосой историю с полным пониманием Своей вины и отрезвляющим маневром для ищейки, чтобы та не уповала на Закон и Порядок в нашей стране, а ясно и четко отдала себе отчет в том, с кем именно и против кого именно она затеяла игру. Рыжеволосая хотела было сказать, что ей плевать, что все мы сядем. Что вину она докажет. И Он сядет, но Стелла была убедительнее во сто крат. Последний аргумент был за то, что наша парочка не доживет до следующего утра, если Рыжеволосая того пожелает. И это уже будет на её Рыжеволосой совести. После чего Стелла попросила её помочь нам спрятаться. Рыжеволосая скомандовала нам дожидаться здесь и никуда не выходить. Через минуту после её ухода, тебе стало ясно, что кафе блокировано снаружи. А внутрь вошли двое лысых парней.   

В голове кружилось веретено, а тело словно сжалось, предвидя скорую гонку. Стелла еле поспевала, когда ты перемахнула через железную клетку, разделяющую кафе и черный ход. Пришлось ударить по замку, который одряхлевши сразу же сдался. Вы бежали так быстро, как только это было возможно. Внизу, ты проверила, было чисто. Но до машины вам было не добраться, поэтому Стелла начала кому-то звонить. Но тут подъехала Рыжеволосая, скомандовала садитесь, и вы умчались прочь.  

По дороге в аэропорт, Стелла отзвонила помощника, заказала билеты, а Рыжеволосая совершенно невозмутимо проводила нас на рейс Москва-Рим. Там жила Её дочь.  

А дальше всё как в тумане, 3,5 часа можно было спать, и ты спала. Но не Она. Её мысли были прочно скрыты под маской сосредоточенности и серьёзности, когда ты, вымотанная и накрученная, ловила любую секунду передышки для продолжения борьбы за жизнь.  

Вы вышли в аэропорту, Она оставила тебя в кафе, а сама куда-то пошла. Её силуэт уже почти скрылся, как ты разглядела, что ей позвонили. Она как будто  опешила и долго стояла, пока проходящие толкали её чемоданами и плечами, будто Она стена. Она развернулась и зашагала к тебе. Не понимая, что делать дальше. Но подойти и взять за руку Она не успела, сзади стоял какой-то высоченный парень и доставал пистолет. Ты дернула Её за рукав так сильно, как могла, Она упала, а пуля вошла тебе в плечо.  

Дальше было что-то невообразимое, и оно длилось вечно. С перерывами на сознание и без него. Она была где-то поблизости, голос не покидал, но становился всё тише и тише. Во сне ты бежала по какому-то сияющему лугу, и бежала так быстро как только могла, цветы и травинки хлестали голые ноги, а горячий воздух иногда приносил соленые брызги океана прямо в твои губы. Ты просто не могла остановиться, воспрепятствовать движению вперед. И тут ты пытаешься затормозить, потому как перед ногами возникает резкий обрыв вниз, на несколько сотен метров, а ты не успеваешь и летишь, летишь. В животе что-то обрывается и всё.  

Темнота, мгновенно вырванная из глаз, сменяется едким светом ламп накаливания. Ты понимаешь, что не знаешь, где находишься. С тобой говорит медсестра на быстром итальянском, а потом на ломанном английском, но понимание до конца не приходит в твои мысли.  

Её нет рядом. Почему Её нет рядом? Она жива? 

Через некоторое время под пластиковым стаканчиком с водой для болеутоляющих ты видишь записку.  

«Не ищи меня больше. Никогда.» 

Голова почти не гудит, а боль приятно отрезвляет разум. Ты отрываешь датчики и осматриваешь палату, но ничего и близко нет на месте. Ты находишь свои вещи в спецхранилище по наитию и переодеваешься.  

Со Стеллой вы разминулись в 1 минуту, когда она заходит в палату, ты берешь такси до Фьюмичино.  

Стелла вылетает из больницы и несется на своей машине до вокзала. Она случайно замечает твой рюкзак и бросает машину на газоне. И т.к. движешься ты со скоростью улитки, она нагоняет тебя без всякого труда. 

- А теперь не дергаемся и спокойно, но в темпе выходим отсюда. 

Командует она. 

- Но.. ты же? .. 

Тут ноги тебя подводят, но Стелла уверенно и сильно подхватывает ослабевшее тело.  

- Ты идти можешь?  

- Да. Сейчас, один момент и пойдем. 

Ты берешь себя в руки и начинаешь ковылять до машины с новым усердием. Она сажает тебя и пристегивает, а потом ныряет за руль и быстро отпарковывается.  

- Когда ты нашла записку, почему не подумала, что это ловушка?  

- У меня мир рухнул под ногами. Вот и решила, что пора выбираться отсюда.  

- Ясно. Ты должна научиться мне доверять, в противном случае нам нечего делать вместе. 

Вы двигались в центр города. Добравшись до какой-то квартиры, Она оставила тебя в спальне, а сама принялась звонить. К вечеру Она уже имела четкий план действий, в котором Она хотела сохранить жизнь нам обеим.  

- Руки у него есть везде, как и глаза. Что дальше-то? Или за Эллу ответить должны все якобы сопричастные? Вы понимаете, что своими действиями отпустили хищника на свободу? А хищник между тем в законе. И не остановится, пока не ..  

Тут Она осеклась, но потом продолжила. 

- Не надо мне от Вас ничего. Просто прекратите своё расследование.  

Разговор резко оборвался. Она вошла в спальню совершенно измотанной и пошла в душ.  

В этот момент в комнате появляется девчонка с самодовольной ухмылкой и, пялясь на меня, произносит: 

- Вали из её жизни. Пока цела.  

- Ценный совет от Ванги? Принимается. 

- Ну, если предупреждения мало, будет устранение. Просто, пойми, кто Она и кто ты – и прими это. Вернись в Россию. Трогать тебя больше не будут. Маму я задержу. У тебя есть 10 минут. Такси стоит внизу.  

Стало ясно, что Её семья играет против вас двоих. Но знает ли дочь, кто её отец на самом деле? И захочет ли она называться его дочерью после того, что видела ты?  

Она резко выходит из душа, быстро накинув полотенце и замечает в проеме уходящую фигуру.  

- Это была Вера? 

- Должно быть.  

Говоришь ты 

- Чего она хотела от тебя? 

- Мне следует оставить тебя в покое.  

- Ясно.  

Вытирая со лба капли воды, Она как изваяние, что вот-вот замироточит.  

- Отдыхай. И никого не слушай. Я закрою дверь на ключ.  

Она выходит за дверь. И у них там начинается ругань.  

Но в этот момент тебе уже всё равно, ты снова проваливаешься в глухой сон.  

Утром дверь оказывается открытой, но в квартире никого. Ты сползаешь с постели и движешься в кухню-гостиную. Там пахнет кофе и цветами. На холодильнике приклеена записка (теперь уже почерк Её убедителен и точен): там написано – жду на пл. Петра в 12.  

Ты идешь на балкон осмотреться, несколько секунд ловишь взгляды под римским солнцем, слышишь его гул, набирающий обороты и какую-то бесперебойную болтовню местных аборигенов.  

Ты бы хотела, чтобы эти минуты не заканчивались. Ты бы хотела забыть о том, что было в Москве еще несколько дней назад, но Она звала тебя.  

Собраться оказалось трудно, и болеутоляющие костыли еле справлялись. На выходе висело фото Веры и Её матери на фоне какой-то церкви. На Вере было платье в пол. Такое, как носят в общинах.. 

Уличный рев заставлял двигаться в темпе, доковыляв до площади св. Петра, ты прокляла всё и вся, хотелось лечь прямо здесь, на эти горячие камни, но людей было столько - сколько муравьев на Земле. Вид был настолько измученным, что оказавшиеся поблизости женщины предложили пить. В глазах временами темнело, а голова кружилась, поэтому воду ты отхлебнула с жадностью. Ничего не происходило. Её не было нигде. А ноги подкашивались. Дальше над головой мелькнуло полуденное солнце и в глазах совсем потемнело. Ты помнишь только, как два женских силуэта тащили тебя к машине. После временами ты выходила из забытья в каком-то темном неудобном месте. Тебя везли в багажнике. Голова билась обо что-то железное. В глубине билось сердце, готовое вырваться из груди наружу, но сделать было ничего невозможно, ноги ватные, рук ты не чувствовала...

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic